Гипермаркет недвижимости
Нижнего Новгорода и области

Реставрация или ликвидация: потерян ли «дом с авгурами» для Нижнего Новгорода?

21.05.2019
68

Игорный дом Троицкого считается одним из самых узнаваемых зданий в Нижнем Новгороде. Асимметричный, с необычной дверью в форме подковы и бюстами суровых авгуров, склонившихся над шахматной доской — кровлей, — он всегда привлекал к себе внимание.

Сегодня мы говорим о нем в прошедшем времени, так как в конце апреля 2019 года историческое здание было снесено под фундамент. Причем самое парадоксальное — в рамках реставрации. Сохранились лишь некоторые элементы декора и интерьера. Градозащитники называют это преступлением и считают, что сноса можно было избежать. Собственник и региональные власти заявляют, что спасать было нечего: здание рассыпалось на глазах.

Так кто же прав в этой ситуации?

История «шахматного дома»

Игорный дом Троицкого появился на улице Малая Печерская (теперь это улица Пискунова, 35) в «нулевых» годах прошлого столетия. Его построили в очень модном на рубеже веков стиле модерн. Точный год постройки неизвестен, но первое упоминание в документах датировано 1907-м.

В народе игорный дом Троицкого известен как «шахматный дом», или «дом с авгурами». Сначала он принадлежал большому любителю азартных игр Александру Троицкому. Известна история о том, что однажды посетитель выиграл здесь огромную сумму денег в шахматы. Оказалось, что этот человек — лучший шахматист России Михаил Чигорин. Он якобы отказался от своего выигрыша, но взял с владельца слово, что в его заведении больше не будут играть в шахматы на деньги. Впрочем, велика вероятность, что это всего лишь городская легенда, ведь Чигорин умер в январе 1908, то есть времени на посещение заведения у него было не так уж много.

В 1918 году, после прихода советской власти, здание национализировали, а за пару лет до этого его приобрела О. Е. Аркадьева. До 1967 в «шахматном доме» находились жилые помещения. Потом сюда переехал городской департамент культуры, который размещался в особняке до 2009 года. Десять лет назад ведомство освободило здание из-за его аварийного состояния, и с тех пор «дом с авгурами» пустовал.

Новый хозяин

Надежда на то, что историческое здание получит новую жизнь, появилась в 2013 году. Игорный дом Троицкого за 14,5 миллиона купил владелец Мытного рынка Ваган Багдасарян. Стоит понимать, что, приобретая объекты культурного наследия, новые хозяева берут на себя обязательство по восстановлению и поддержанию сохранности этих зданий, иначе строения просто изымают.

Но Багдасарян с реставрацией не спешил: несколько лет дом стоял пустой и не отапливался. С 2014 года общественные активисты, в том числе представители движения «СпасГрад», пытались добиться ускорения процесса, ведь низкие температуры и влага — большие враги старины.

Управление государственной охраны объектов культурного наследия Нижегородской (УГО ОКН, НО) области четырежды проводило проверки и подавало в суд на Багдасаряна, и каждый раз его штрафовали на незначительную сумму (большие штрафы для физлиц законом просто не предполагались).

В 2018 году у владельца даже пытались забрать памятник через суд, но не получилось, так как у того уже был на руках проект реставрации, прошедший государственную экспертизу.

В апреле 2019 году реставрационные работы наконец начались. Их выполняет нижегородский филиал АО «Владимирреставрация». Но долгожданная реставрация сразу же привлекла внимание горожан: свидетели утверждали, что при снятии авгуров с крыши здание просто разваливалось на глазах, но рабочие даже не пытались действовать осторожно. Вскоре стало понятно почему: объект культурного наследия полностью демонтировали. На место с проверкой выезжали представители управления госохраны ОКН, но они нарушений не выявили. 

В итоге от исторического здания остались только авгуры, а также детали интерьера: двери, лестницы, оконные решетки и т. д. Потолки с лепниной в стиле модерн были навсегда утрачены.

Темная история с проектом

Организатор движения «СпасГрад», кандидат исторических наук, эксперт Минкультуры РФ Анна Давыдова считает, что виновников утери знакового для Нижнего Новгорода здания несколько: владелец, который изначально не был заинтересован в сохранении здания; управление госохраны объектов культурного наследия, представители которого согласовали проект, не отвечающий презумпции сохранения ОКН; эксперты Минкультуры РФ, которые дали положительное заключение проекту.

Первоначальный проект реставрации был разработан ООО «Возрождение», а потом доработан ООО «Проект НН». Давыдова уверена, что ни в первом, ни во втором варианте он не соответствовал правилам научно-проектной документации, необходимой для качественной реставрации.

Она приводит конкретные примеры нарушений: «Мероприятий по сохранению оригинала проект не предполагает; интерьеры здания по проекту должны быть изменены, хотя тоже являются предметом охраны; детальные обмерные чертежи фасадов здания и его внутренних интерьеров отсутствуют; окна планируется сделать пластиковыми».

И все же проект прошел госэкспертизу в Минкульте РФ и был одобрен УГО ОКН НО.

Кроме того, эскизный и рабочий проекты друг другу противоречат — об этом говорят и градозащитники, и эксперты.

По словам Давыдовой, в эскизном проекте шла речь о сохранении кирпичного материала стен, хотя там же было написано о возведении стен из газосиликата с утеплителем. Рабочий предполагает полную разборку стен для заливки фундамента.

«Эти проекты и внутри противоречили сами себе, и друг другу противоречили», — отмечает градозащитница.

Несоответствие рабочего и эскизного проектов отметил и глава нижегородского филиала Российской ассоциации реставраторов Владимир Молоканов. Он заявил, что имеет большие вопросы к компании, которая взялась за проведение реставрационных работ. Молоканов, который является федеральным экспертом по ОКН, отметил, что в некоторых случаях исторические здания отстраиваются заново в рамках реставрации, но этот процесс строго регламентирован.

«Такой термин, как воссоздание, существует в реставрации, но это крайний случай, когда здание уже невозможно спасти. Например, оно лежит в руинах, — поясняет Владимир Молоканов. — И это не просто отстройка заново — это воспроизведение с применением тех же материалов и технологий, которые использовались при постройке объекта. Например, если стена рушится, ее разбирают буквально по кирпичику, по бревнышку, каждую деталь исследуют и оставляют то, что можно использовать при восстановительных работах. Важно максимально сохранить аутентичность здания».

Мы связались с главой нижегородского филиала АО «Владимирреставрация» Сергеем Соленовым, но он отказался от комментариев, сославшись на то, что находится в отпуске.

Реакция общественности и позиция властей

Организатор общественного движения «СпасГрад» Анна Давыдова заявляет, что снесение «дома с авгурами» — это не просто варварство, а уголовное преступление.

«На здание распространяются положения закона „Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации“ от 25 июня 2002 года № 73-ФЗ (в ред. Федерального закона № 315-ФЗ от 22 октября 2014 года). Его снос запрещен», — говорит Давыдова.

Снос «шахматного дома» в Нижнем Новгороде также не оставил равнодушным одного из топовых российских блогеров Илью Варламова

«Никогда такого не было, и вот опять! В одном из интереснейших городов России геноцид русской истории в самом разгаре», — описывает ситуацию Варламов.

У регионального Управления государственной охраны объектов культурного наследия своя позиция по этому вопросу. В ведомстве утверждают: спасено все, что можно было спасти.

«Дом практически на 2/3 был построен из дерева, которое к моменту начала реставрации почти полностью сгнило, — поясняют в УНО ОКН НО. — Также, в ходе проведения работ на каменной стене были выявлены конструктивные трещины, угрожающие несущим способностям стены, что было зафиксировано актами. Поэтому было принято решение о демонтаже кирпичной вставки».

Представители управления добавляют, что были сняты и сохранены деревянные двери с декором в стиле модерн, оконная фурнитура из латуни, оконные решетки, деревянная парадная лестница, деревянные настенные панели, печка из вестибюля (Давыдова утверждает, что не сама печка, а только изразцы с нее) и авгуры, украшавшие фасад. Последние, кстати, будут храниться и реставрироваться прямо на строительной площадке.

Что будет дальше?

Федеральный эксперт по ОКН Владимир Молоканов в нынешней ситуации видит единственный правильный путь — предельно точное воссоздание исторических облика и планировки с использованием аутентичных материалов и технологий, чтобы можно было смонтировать все сохраненные элементы.

Оригинальное здание игорного дома Троицкого уже не вернуть — это факт. То, что появится на его месте, в лучшем случае будет воссозданием, в худшем — подделкой, более или менее напоминающим оригинал. Сейчас перед компетентными органами стоит вполне понятная задача: добиться того, чтобы работа была максимально качественной с точки зрения реставрации. Уже известно, что собственник намерен сделать «дом с авгурами» офисным зданием, и особой щепетильности в вопросах сохранения культурного наследия от него ждать не приходится.

Управление госохраны памятников сообщает, что предполагается восстановление здания в новых материалах — глиняном кирпиче, с последующей штукатуркой фасада и восстановлением элементов архитектурного декора. Здесь хочется вернуться к словам эксперта о том, что материалы и технологии должны быть максимально приближены к тем, которые применялись во время постройки оригинального здания.

«Учитывая широкой общественный интерес к судьбе дома № 35 по улице Пискунова, управление организует регулярный контроль за ходом производства работ с привлечением и информированием представителей заинтересованной общественности», — заверяет УГО ОКН НО.

Однако «широкий общественный интерес» к зданию появился не вчера, и это не спасло «дом с авгурами» от сноса.

«Хотелось бы, чтобы высшее руководство региона досконально изучило причины произошедшего демонтажа уникального памятника архитектуры, найдя слабое звено именно в управленческих решениях тех должностных лиц, кто имеет полномочия и кто ответственен за сохранность подлинных объектов культурного наследия», — заявляет Анна Давыдова.

Градозащитник Станислав Дмитриевский настроен более радикально. Он считает, что по факту случившегося должно быть возбуждено уголовное дело по статье 243 УК РФ — «уничтожение объектов культурного наследия», а все ответственные лица — и собственник, и чиновники, и реставраторы — обязаны понести наказание. Также, по мнению Дмитриевского, земельный участок, где находился «шахматный дом», нужно изъять через суд, с нарушителя взыскать компенсацию материального ущерба, а потом уже восстанавливать историческое издание силами лучших профессионалов в сфере реставрации.

Для города качественное воссоздание игорного дома Троицкого — вопрос чести, особенно в преддверии 800-летнего юбилея. И все же не терять — лучше, чем восстанавливать. А Нижнему Новгороду есть что терять.

Анна Синаревская

Фото: Анна Давыдова, Надежда Кей, Анна Синаревская

Поделиться и оценить

Подпишитесь на нашу рассылку

Читать еще

Комментарии

Комментарий будет опубликован после проверки модератором.
Спасибо за Ваше мнение!

Первая полоса